• Vitaliy Matarykin

Диссоциативное расстройство в бизнесе

Пост обновлен сент. 15


Почему компании не боятся плохой репутации, если речь идет о хороших деньгах?


Благо в обмане 


Диссоциативное расстройство идентичности или раздвоение личности — понятие из психиатрии. Но оно как нельзя кстати подходит для описания сложившейся ситуации с корпоративной репутацией. 

Как обществу относиться к предприятиям, которые делают яркие социальные проекты, но тут же не доплачивают налоги? Помогают в борьбе с COVID-19, но завышают цены для потребителей, пользуясь своей монополией? Говорят о поддержке независимости страны, но плодят коррупцию, разрушая основы государственности? Другими словами: творят добро на радость людям за их же деньги, убивая надежду хотя бы встретить старость в нормальной стране.


Ощущение существования двойной реальности ярко проявилось с появлением моды на корпоративную социальную ответственность (КСО). В мире эта концепция получила широкое распространение в 90-х годах прошлого века, в Украине - с середины 2000-х. 


Похоже, этот конфликт восприятия мало кого тревожит. Мы уже давно привыкли жить в обмане. Планка терпимости к лицемерию очень высока. Государство, с милой улыбкой, пытается минимизировать свои обязательства перед бизнесом и обществом. Последние, в свою очередь, делают все, чтобы выживать, сами по себе. 


Уголовное дело по отмыванию денег в наших реалиях — это не чёрная метка для управленца, а пример успешной финансовой политики и билет в высшее корпоративное руководство. У нас могут призывать не покупать товары страны-агрессора, продолжая пользоваться услугами украинской компании, фактически ворующей бюджетные деньги воюющей страны. 


Если с украинскими фирмами все понятно — культура социальной ответственности ещё не на столько развита, то позиция крупных международных корпораций удивляет. Создаётся впечатление, что они поощряют любые методы для достижения прибылей, в том числе и взяточничество — что делать, если приходится работать в стране с бизнесменами и чиновниками с низкой социальной ответственностью? И это не смотря на существование множества громких коррупционных дел и штрафов на сотни миллионов долларов. 


Можно ли менять ситуацию? Нужно. Как? Хотя бы начать говорить об этом. И повод есть. 


Дело на копейку


В век информационно-коммуникационных технологий мобильная связь становится двигателем прогресса. Конкуренция на рынке жёсткая. Сотовые операторы используют любые методы, чтобы не допустить перехода клиентов к конкурентам. Одним из таких механизмов является плата за звонки на другие сети. Логика проста: если у ваших родственников номера одной компании, то вы не купите стартовый пакет у другой, чтобы переплачивать за звонки родне. 


Вы бы поехали на автобусе, если  проезд по этому же маршруту на троллейбусе в несколько раз дешевле? Вряд ли. Поэтому глупо ожидать такой ценовой политики в условиях конкуренции разных видов транспорта. Но в ситуации с мобильными звонками их стоимость фактически определяет монополист. Он заинтересован в том, чтобы людям было не выгодно пользоваться услугами других операторов. Сделать это можно, повысив стоимость тарификации. 


Пять лет назад, на момент принятия решения о поэтапном приведении такс к экономически обоснованному уровню, за свою услугу соединения некоторые компании брали примерно в 12 раз больше себестоимости. Сегодня этот разрыв сократился до 4 раз, что все-равно неоправданно дорого. 


И тут суть не в прибыли. Если в ваших доходах межоператорские расчёты составляют около 3%, то будете ли вы биться за каждую копейку ставки интерконнекта? — Не уверен. А если вы считаете, что потеряете клиентов, когда исчезнет разница в стоимости звонков на разные сети? — А это уже другое дело, вот тут можно "побороться" за абонента. 


Важный нюанс. Речь не идёт о честной конкуренции равных игроков. На рынке есть "чемпион", успех которого во многом можно связать с хорошими отношениями в свое время с властью. Поэтому у него и крупнейший "приход" и самая агрессивная политика по удержанию "паствы".


Даже не прошу вас угадать, кто больше всех критиковал планы Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сфере связи и информатизации (НКРСИ) снизить таксы интерконнекта с 2021 года с нынешних 12 копеек до 8 копеек за минуту. Решение все-таки приняли в мае 2020 года, но его заблокировали Государственная регуляторная служба и Минюст якобы по инициативе Федерации работодателей Украины. Против сокращения доходов мобильных операторов выступили и ведущие бизнес-ассоциации. 


Чего же хотели "протестующие"? Общественных слушаний. Что предложила "общественность"? Сделать смысловую рокировку: снижать таксы не на 4 копейки за год, а по копейке четыре года. 


Регулятор принял компромиссное политическое решение: снижать тариф по 2 копейки следующие два года. Но этот вариант документа ещё должен пройти ряд согласований, регистрацию - в общем, процесс может быть длительным и непредсказуемым. 


Чистый сюрреализм 

Вся эта история кажется чьим-то плохим сценарием. Монополисту не снизили маржу, потому что против этого выступили участники общественных слушаний, представляющие его интересы. 


А замечания актеров этой трагикомедии вызывают бурю эмоций. Предложения "активистов" и комментарии НКРСИ выглядят, как работа учителя над ошибками с двоечником. 


Начнём с того, что в рамках процедуры принятия этого регуляторного акта прозвучало предложение ... не считать его таковым. Это все равно, что на совещании правящей партии по выдвижению кандидата в мэры столицы предложить вообще не участвовать в выборах. 


Некоторые инициативы разных участников просто скопированы. Понятно, что у бизнес-объединений нет штатных экспертов в каждой отрасли, но к документам можно же было подойти творчески. 


К слову, Американская торговая палата и Европейская Бизнес Ассоциация в постановке уже не участвовали. Надеюсь, что это не случайно. Уважаемые организации не должны служить прикрытием для продвижения интересов отдельных компаний. Иначе авторитет подобных объединений нивелируется. Ведь не сложно и не дорого заказать экспертизу предложений своих участников авторитетным специалистам и уже на основании таких выводов принимать решение по продвижению тех или иных инициатив. 


Некоторые аргументы вызвали недоумение. Например, говорилось о каком-то негативном влиянии на конкуренцию с фиксированной связью. Но ее доходы на порядок меньше, чем в мобильном секторе. Кто-то реально испугался, что если за звонки на стационарные телефоны  операторам будут платить больше, чем на сотовые, то это взорвет рынок? Тем более, в свое время ставка терминации на мобильных сетях была вдвое выше, чем на фиксированных, что позволяло "мобильщикам" действительно неплохо зарабатывать. Но тогда эта диспропорция их устраивала. 


Или заявление о сокращении инвестиционных возможностей. Если верить защитникам высоких такс терминации, из-за решения регулятора отрасль могла лишиться 1,6 млрд грн. Но только в сеть 4G, по их же расчётам, надо вложить в 10 раз больше. Да и кто сказал, что все деньги за звонки с других сетей операторы вкладывают в качество связи? Может просто бесплатно меняют телефоны абонентам, чтобы удержать их? 


Как относиться к страшилкам о ежегодных потерях 8 млн грн бюджетных платежей от компании, у которой были споры с налоговой на сотни миллионов гривен?


Или сетование на то, что в Европе ставки интерконнекта выше. Так там и жизнь лучше. Возьмем годовой отчёт одной из телекоммуникационных групп с активом в Украине. Действительно, таксы у нас ниже, чем в России. Но вы равняйтесь на Пакистан, Алжир, где они практически совпадают с украинскими, или Узбекистан, где по решению суда тариф снизили до символического уровня. 


Где кончается совесть


Наконец, в качестве аргумента необходимости продлить тарифную агонию на 4 года вспомнили большие инвестиции в 4G и экономический кризис из-за COVID-19. Тут можно только возмутиться уровнем цинизма. 


Во-первых, вы вкладываете в сеть LTE, чтобы зарабатывать. Это не благотворительность, требующая государственных льгот. 


Во-вторых, берём отчёт той же группы за два квартала 2020 года. Из семи крупнейших стран, где она ведёт деятельность, по шести, действительно, идёт падение доходов как в январе-марте, так и в апреле-июне. Единственный "двигатель роста" — это Украина!


Украинская экономика на спаде. За полгода промышленное производство снизилось на 8,3%. И на этом фоне прибыльной структуре сетовать на кризис —

просто кощунство. 


Можно долго рассуждать о мотивах таких действий, но понятно одно, что репутационные риски в этой ситуации отданы на откуп сиюминутным бизнес-целям. Скандал, если и будет, то забудется, а бонусы за выполненную задачу останутся на счету. 


К сожалению, пока компания не почувствует на своём кошельке ошибочность своей политики, её трудно переубедить. Как это сделать? Воспитывать неприятие выгодных, но сомнительных с точки зрения морали и законодательства решений. 

Не согласен с ценностями компании - меняй. Демарш одного человека, конечно, не заметят. А если это директор крупной фирмы — ещё и минус корпоративный клиент.


Выглядит, скорее, как радужные мечты. Но к чему стремиться, как не к идеальной картине мира предпринимательства. 


А в наших реалиях, конечно, не стоит надеяться, что кто-то признает свою ошибку, исправляя подпорченную репутацию. Будут ждать, как всегда, когда грянет гром. 

Просмотров: 58
Связь с нами
Наши сообщества
Подписка на наши новости 

ГРОМАДСЬКА ОРГАНІЗАЦІЯ "АСОЦІАЦІЯ КОРПОРАТИВНОЇ РЕПУТАЦІЇ"

Все права защищены "АКР" Copyright 2020 

  • Black Facebook Icon